?

Log in

Предыдущие 10

11 мар, 2025

активный отдых, треккинг, Уральские горы, Урал, туризм

Привет!

Если вы читаете эти строки, значит мы вам интересны! И это радует!
Мы - это фирма Соло-Тур, которая занимается организацией активного отдыха на Урале для всех желающих. Этот блог является представительством в ЖЖ нашего основного сайта - Активный отдых на Урале. Все, что вы видите здесь, можно прочитать и на нашем основном сайте, а может даже и больше. 

На сегодняшний день мы предлагаем:
Сплавы по рекам Урала, рыбалку на Урале на хариуса, пешие походы, комбинированные турыгорный треккингохота на Урале, туры на Приполярный Урал, на Полярный Урал, услуги по аренде туроборудования и транспортные услуги.

15 мар, 2010

активный отдых, треккинг, Уральские горы, Урал, туризм

Поход в Вишерский заповедник к Тулымскому камню

Публикую небольшой фотоотчет о пешем походе на Тулымский камень в Вишерском заповеднике.

Треккинг состоялся в сентябре 2009 года. Несмотря на наши опасения, с погодой нам повезло, о чем можно убедиться воочию.

 

Читать дальше...Свернуть )

 

12 мар, 2010

активный отдых, треккинг, Уральские горы, Урал, туризм

Путешествие к Маньпупунеру - осуществление мечты

Автор Сергей Ищенко

Желание странствовать — не профессия,
а склонность души. Она или есть или нет.
У кого есть, тот уже ничего изменить не может.
У кого нет, тому и незачем.


Любое путешествие начинается с мечты….

Мань-Пупу-Нёр (Гора каменных идолов) -  уникальное чудо природы, гигантские каменные истуканы, находящиеся в труднодоступном районе Северного Урала, на территории Республики Коми. Они возвышаются над плато на высоту от 30 до 42 метров, в большинстве своем чуть расширяясь кверху. Их 7 штук.

 
Читать дальше...Свернуть )

11 мар, 2010

активный отдых, треккинг, Уральские горы, Урал, туризм

Сплавом по Вишере

Автор Сергей Сергеев

Не помню, когда в моей голове сформировалась мечта порыбачить сплавом. На протяжении последних лет десяти ежегодное планирование Большой Рыбалки начиналось с вопроса «а не махнуть ли на горную речку?», но в ходе подготовки возникали различные нюансы — то времени мало, то компания не набирается, то банально не хватает денег. Альтернатива находилась довольно быстро — проверенные годами Ахтуба или Карелия, а мечта откладывалась в дальний ящик до следующего года. Не знаю, что случилось в этом году, но я принял твердое решение половить таких экзотических для средней полосы России рыбок как тайменя и хариуса.

Пошарахавшись по весенней рыболовной выставке на ВВЦ и набрав кучу проспектов-предложений от организаторов подобной рыбалки, я понял, что первоначальное решение поехать на Дальний Восток или Камчатку рушится как карточный домик. Цены туроператоров почти в два раза превзошли мои самые смелые предположения. На помощь пришел Интернет — после перелопачивания огромного количества сайтов по рыболовной тематике было принято решение поехать в Пермский край, на реку Вишера (ударение на первом слоге) — не далеко и относительно дешево.

Закат на Вишере

Так как попутчика-рыболова я так и не смог найти, пришлось уговаривать жену Елену составить мне компанию.
С первым туроператором мы начали вести переговоры почти за три месяца до предполагаемого отдыха, и вроде все уже было «на мази», но когда пришло время делать предоплату, наступила тишина — на письма, «аськи» и телефонные звонки никто не отвечал. Пришлось искать другого организатора и начинать все переговоры заново. Выбор остановил на Соликамской фирме «Соло-Тур». На семейном совете решили, что мы не хотим везти из Москвы туристическое оборудование — все должна была предоставить принимающая сторона. До кучи заказали еще продукты и повара, чтоб не отвлекаться на готовку и мытье посуды. Все организационные вопросы были решены буквально за несколько дней, осталось только купить билеты до Перми — и в путь!
В Перми нас встретил руководитель фирмы Юрий, и через три с половиной часа мы прибыли в город Красновишерск. На базе познакомились с членами нашей команды — Игорь (егерь-проводник), Данила (повар и сервис-мен) и Володя (водитель).

Мои попутчики в этом походе

Погрузившись на побитый жизнью газик мы поехали к месту заброски — примерно 170 км по бездорожью. Точнее сначала было бездорожье, а потом просто какие-то таежные тропки с жуткими ямами. Примерно через семь часов этого местного «Кэмел Трофи» наш экипаж прибыл к началу сплава — 71 квартал реки Вишера.
Пока Игорь и Данила собирали и грузили катамаран, познакомился с Соликамскими рыболовами, которые лагерем расположились на берегу. Местное гостеприимство поразительно — буквально за полчаса мы успели перезнакомиться, «помериться снастями» и треснуть «по маленькой» за рыболовное братство.
И вот он — долгожданный момент! Та-та-ра-таа (это звучат фанфары) — катамаран спущен на воду, команда на борту, мы начинаем свой путь от подножья Уральского хребта. Красота просто неописуемая — чистейший воздух, абсолютно прозрачная вода, огромные кедры по берегам и такие близкие горы.

Камни-останцы на Вишере

Первый участок сплава по совету Игоря решили особо не растягивать, да и усталость от дальней дороги уже давала о себе знать — отплыли от места старта всего километров на пять и причалили к каменистой косе острова. Вот тут с женой мы и поняли правильность нашего выбора пакета услуг. Пока мы бродили по берегу, любуясь природой и рассматривая камушки на берегу, Игорь с Даней установили палатки, тент, напилили дров и разожгли костер.
По левой стороне нашего островка замечаю небольшой перекатик, видно как на нем прыгают небольшие харюзки (местные рыболовы именно так называют хариусов) — пора собирать снасть. Выбор остановил на следующем комплекте: спиннинг Cottus Sonex Persh (2,40 м, тест 3-10 гр.), катушка Quantum Energy Ti 2000, монофильная леска 0,147 мм, вращалка Cottus Wald 4гр. с белым лепестком. Надеваю забродники — вперед за добычей.

Хариус на Вишере

Делаю заброс против течения — метров 15-20 получается. Течение просто зверь, приходится упираться даже стоя не в струе, а ведь нужно чтоб на такой короткой проводке еще и лепесток успел включиться! После нескольких забросов вырабатываю тактику — закрываю дужку до того, как блесна коснется поверхности воды, а после падения начинаю бешено крутить ручку «мясорубки» — глубина всего сантиметров пятьдесят на струе. Вроде есть поклевка, или показалось? Опытным путем подбираю скорость вращения катушки и чувствую четкий удар. Никогда не думал, что маленькая рыбешка длиной сантиметров двадцать может оказывать такое сопротивление. Ура, вот он мой первый хариус! Поймал еще парочку и решил завязывать с этим делом — понял, что рыбы в речке навалом и поймать ее можно.

Трофейная рыбалка на хариуса на Вишере

На упражнения со спиннингом у меня ушло около часа. За это время Игорь «корабликом» (про эту снасть я потом отдельно расскажу) наловил хариусов на уху. Варится харюзовая уха очень быстро — в кипящую воду (соль и перец по вкусу) кидается рыба, пять минут и готово.
Позволю себе лирическое отступление «о вкусной и здоровой пище». На протяжении всего сплава мы ели жареную, соленую, вареную и печеную на костре рыбу, но мне больше всего понравилось есть хариуса сырым. Потрошеный хариус присыпается солью и через 5-10 минут, сняв чулком шкуру вместе с чешуей, можно есть. А если под это дело еще грамм 50 накатить… Короче, по гастрономическим качествам круче хариуса я пока рыбы не пробовал.

Трофейный хариус

Режим дня у нас был примерно следующий:
10.00 — 11.00 — неспешный подъем, завтрак
11.00 — 12.00 — сборы лагеря, погрузка катамарана
12.00 -15.00 — сплав
15.00 — 16.00 — обед на берегу
16.00 — 22.00 — сплав
22.00 — 23.00 — разгрузка катамарана, установка лагеря
23.00 — 02.00 — ужин с разговорами
Так как пройти по реке нам предстояло около 150 км за полных 5 дней, времени на береговую рыбалку почти не оставалось. Ловили с катамарана по следующей технологии: до начала переката ориентировали наше судно строго носом по ходу. Сидящие впереди Елена и Данила держали курс, а мы с Игорем с кормы облавливали акваторию до переката и после. Хариус садился почти при каждой проводке, жалко только что скорость течения была велика и с одного переката удавалось поймать не более 3 рыбок каждому, но перекатов было много и к концу дневного сплава в нашем котелке было всегда достаточно рыбы для вечерней трапезы. Самый крупный пойманный хариус весил примерно полкило (боец тот еще оказался), в среднем клевали харюзки по 200 — 300 грамм, откровенная мелочевка тоже попадалась, но редко. Один раз даже пескарь на блесенку сел, причем как положено — тройник во рту!

Сибирский таймень

Первого таймешка зацепил Игорь — грамм 500 примерно, на следующий день мне тоже посчастливилось подержать в руках эту рыбку, правда этот был уже немного покрупнее. На тайменя я особо не рассчитывал, поэтому ловил только лайтовой снастью, и, к моему удивлению (и радости), в конце одного из перекатов на блесенку в 4 грамма, привязанную на леску 0,147 мм, сел конкретный экземпляр. Конечно, это был не гигант, но при вываживании я увидел все знаменитые уловки хозяина этой реки — были и свечки, и молниеносные рывки в стороны, и ход против течения. Когда таймень уже ослабил сопротивление и позволил подвести себя к катамарану, стало понятно, что с воды его не взять. Пришлось причаливать к берегу и выводить на камни. По нашим прикидкам в нем было около 3 килограммов. К сожалению, отпустить такого достойного соперника не получилось — блесну он заглотил очень глубоко. Но, как говорится, нет худа без добра — вечером мы по достоинству оценили вкусовые качества жареного тайменя.

Рыбалка на Урале

Теперь расскажу про экзотическую для меня снасть — «кораблик». Местные рыболовы ловят на него повсеместно и очень удачно. На одной из стоянок я попросил Игоря показать мне премудрости такой рыбалки. Описывать снасть не буду — в интернете полно информации по этому способу лова, остановлюсь только на личных ощущениях. Буквально за 20 минут, прямо напротив лагеря, не умея как следует обращаться с «корабликом», я наловил штук пятнадцать хариусов, не считая отпущенной мелочи. Устройство это, несомненно, интересное и крайне добычливое, но лично для меня неприемлемое (как и донки, жерлицы и прочие «поставушки») — нет в нем «спортивности».

Река Вишера Северный Урал

Вот вроде бы и все. По многочисленным рассказам и фильмам все мы имеем представление, что такое тайга, горные реки и скалы, но когда видишь все это вживую, ощущаешь реальный трепет от этой красоты, которой так не хватает нам в серых трущобах уродливых городов.
Очень хочу порыбачить на этой чудесной реке еще хотя бы раз.
А Вы?

БОЛЬШОЕ СПАСИБО:
Моей любимой Лене, за то что она была со мной в этом путешествии.
Игорю Хореву, за уроки харюзовой рыбалки.
Даниле Горлакову, за вкусную и здоровую пищу.
ООО «Соло-Тур» и лично Юрию Половникову, за прекрасную организацию нашего отдыха.
Компании «COTTUS», за предоставленные снасти для рыбалки.

15 июн, 2009

активный отдых, треккинг, Уральские горы, Урал, туризм

В мире вишерского хариуса

Европейский хариус в верховьях Вишеры

На северной оконечности Вишерского заповедника есть одна внешне неприметная высо­тка. Ее округлая покатая вершина издали совсем не примечательна, и может легко затеряться на фоне живописного горного пейзажа. Это знаменитая гора Саклаимсори-Чахль — водораздел трех великих рек: Камы, Печоры и Оби. С юго-за­падного склона Саклаимсори, из-под могучего снежника начинает свой путь крохот­ный ручеек. Первые три километра он пробегает по живописной долине, в окружении горных хребтов и тундры. Питаемый десятками мелких водных потоков, стекающих с прилегающих склонов, ручей крепнет и крохотной каменистой речкой ныряет в бе­резовое редколесье. Так начинается долгий таежный путь одного из крупнейших камских притоков — красавицы Вишеры.

Живым символом этой реки, да и вообще горных рек Северного Урала, традици­онно является европейский хариус. В верховьях Вишеры и на ее притоках это практически единс­твенный заметный водный обитатель. Неподготовленному человеку, привыкшему к рыбной разносортице равнинных лесных речек Прикамья, мир «вездесущего хариу­са» поначалу кажется удивительным.

Хариус на Вишере — кордон Лыпья

Кордон на реке Лыпья

Вспоминаю первые впечатления нынешнего хозяина Лыпьинского кордона ко­ренного кунгуряка С.В. Смирнова. Поселившись на заброшенном лесном хуторе ле­том 2000 года, новоявленный инспектор некоторое время был никому неизвестен и находился в своеобразном информационном вакууме. Лыпьинская база расположе­на в стороне от основной речной трассы. Поэтому на заброшенный кордон долгое время никто не заплывал, и узнать о местных особенностях заповедному новоселу не удавалось. Предоставленный сам себе опытный таежник, долгое время работавший и промышлявший рыбу на сибирском Севере, естественно рассчитывал на ощутимую рыбную прибавку к своему довольно скудному столу. Не откладывая дел в долгий ящик, он взялся за дело. Изучив впадающую возле кордона в Вишеру речку Лыпью, инспектор с первого взгляда и, как ему казалось вполне обоснованно, решил, что это самое щучье место. Лыпья действительно вне­шне вполне подходит для обитания щуки, окуня, голавля и прочей «чер­ной рыбы». Это довольно крупная, захламленная завалами, лесная речка с обилием ключей, глубо­кими омутами, поросши­ми травой протоками и небыстрым течением. Ка­ково же было удивление рыбака, когда вся нажив­ка его многочисленных хитроумных жерлиц, пос­тавленных по береговым откосам на зубастую хищ­ницу, осталась нетрону­той. Через пару недель упорных, но совершенно безрезультатных попыток поймать рыбу таким способом, заехавшие на кордон местные инспектора заверили коллегу, что летом на Лыпье, как и повсюду в заповеднике, из «промысловых» рыб можно увидеть только хариуса.

Вишерские пороги, где кормится хариус

Знаменитые вишерские пороги, где "гуляет" хариус

Для людей, работающих в заповеднике, однообразие местной ихтиофауны до­вольно утомительно. Кроме хариуса здесь постоянно обитает лишь 5 видов рыб. Это вездесущий мелкий речной гольян, которого жители Вишерского края называют вандыш, некрупный вишерский налим, близкий родственник вьюна обыкновенный голец, головастый и большеротый бычок подкаменщик, и весьма редкий в районе заповедника сибирский таймень. Лишь на самой границе охранной зоны, в райо­не 71 кв. по слепым, заросшим травой протокам — курьям, начинают более-менее регулярно попадаться пескарь и щука. Отмечали здесь и окуня. В отдельные годы в заповедные воды заходил язь, а однажды жарким летом (в 2001 г.) здесь отметили даже леща. Но все же летние заходы «черной» рыбы с нижних участков реки — край­не редки. Типичными обитателями заповедной Вишеры и ее притоков являются 6 вышеперечисленных представителей областной ихтиофауны. Впрочем, подобная картина характерна не только для верховий Вишеры. Примерно то же самое наблю­дается на Яйве, Язьве, Усьве и других крупных уральских притоках Камы.

Разберемся с заповедными рыбами по порядку.

Тайменя на верхней Вишере крайне мало. По нашим наблюдениям 2000-2003 г. на всем протяжении заповедного участка реки обитает не более десятка половоз­релых (свыше 3 кг веса) особей. Занесенный в Красную книгу области, уральский лосось на Вишере вообще не многочислен и более-менее регулярно начинает встре­чаться гораздо ниже по течению.

Налим в заповеднике напротив весьма обычен, хотя и не блещет крупными раз­мерами. В контрольные ловушки, выставляемые наблюдателями Лыпьинского стаци­онара для изучения зимних нерестовых миграций этой рыбы, попадают в основном мелкие особи, весом 100 — 200 г. Полукилограммовый налим здесь уже редкость. А самая крупная рыба, пойманная на Лыпье за четырехлетний период наблюдений (с 2001 по 2005 годы), весила всего 1,2 кг. Очень многочисленный с ноября по март, налим весной куда-то исчезает и обнаружить его непросто, вплоть до августа, когда с похолоданием воды он вновь становятся активными по ночам.

Самой обычной вишерской рыбой является гольян. Пожалуй, это наиболее многочисленный обитатель заповед­ной реки. Летом огромные стаи вандышей направляются в верховья Вишеры на нерест и к районам нагула. В начале июля 2004 г. на вишерских порогах мне довелось несколько часов наблюдать редкую по зрелищности подводную картину массовой миграции гольяна. Две узкие живые ленты из многих со­тен тысяч сверкающих чешуйчатых тел вытянулись вдоль обоих вишерских бе­регов. Движение мигрантов не прекра­щалось ни на секунду. Гольяны двумя сплошными потоками шли и шли вверх по течению. Вдоль огромных валунов, покрытых изумрудно-зелеными водорослями, медленно, упорно и бесконечно дви­галась змееподобная струя, состоящая из тысяч рыбьих телец. Впоследствии по ви­деозаписи мне удалось подсчитать, что каждую минуту сквозь наблюдаемую мною полосу шириной около метра проходило более тысячи четырехсот вандышей. Этот поток ни на секунду не прекращался несколько часов. Мимо изумленного наблю­дателя прошло более миллиона рыбок. Было такое впечатление, что мигрирующие гольяны подобно армейским частям на параде, демонстрировали единство, мно­гочисленность и несокрушимую мощь своих чешуйчатых легионов. Численность прошедших рыбьих стай была настолько ошеломляюще велика, что временами ка­залось, будто невидимые предводители вандышевой рати втирают очки своему вы­сокому воинскому начальству, по кругу гоняя над камнями одни и те же колонны. Но прошло несколько часов непрерывного хода, и рыбий поток начал постепенно ис­сякать. В сплошном строю мигрантов появились разрывы. Живая полоска сузилась. Стайки отставших, подобно группам раскаявшихся дезертиров, упорно догоняли прошедшую вверх по течению миграционную колонну. Через день, пройдя около 5 километров, передовые отряды гольянов достигли Вороного плеса. Спустя еще чет­веро суток, их поредевший строй отметили в районе Мойвинского устья. А затем, захватив огромную акваторию прибрежных мелководий, мигранты рассеялись по сотням заливчиков, проток курий и прибрежных зарослей Вишерского Запорожья.

В отличии от многочисленного, все­ядного и вездесущего бродяги гольяна речные гольцы, которых местныежители именуют усынями, никогда не образуют стай. Эти сравнительно некрупные оди­ночные рыбки — близкие родственники вьюнов — типичные оседлые обитатели речного дна. При этом они безразличны к скорости течения. Буроватое, прогонистое тельце усыни можно обнаружить среди камней практически повсюду: как на буйном течении перекатов, так и в ти­ховодье. Речной голец — типичный бентофаг — гроза донных беспозвоночных: личинок ручейников, поденок, веснянок. В тесном подкаменном мире, изобилую­щем этими животными, рыба обычно не испытывает недостатка в пище. Присутс­твие в реке гольца является показателем высокого содержания кислорода и чистоты воды. В кристально прозрачных заповедных вишерских водах опасность отравления химическими реагентами ему пока не грозит. Однако, кислородная недостаточность проявляется и здесь. В середине жаркого лета в придонном слое речных мелководий бурно растут склизкие буроватые водоросли. От недостатка потребляемого расте­ниями кислорода и интенсивного развития патогенной микрофлоры усыни нередко гибнут. Однако, в целом верхневишерские популяции речного гольца чувствует себя вполне комфортно. Рыбки неравномерно распределяются по течению реки. Поэтому их численность в разных местах неодинакова. Нередки места, когда, подолгу бродя по прибрежным зарослям и перекатам, наблюдатель так и не увидит ни одной усыни. А бывает и наоборот, буквально под каждым подходящим камнем встречается этот симпатичный обитатель речного дна. Как показывают наши учеты, проведенные в 1999 — 2003 годах, численность речного гольца колеблется от полного отсутствия на многие сотни гектар до б особей на 1 квадратный метр прибрежных мелководий.

Бычок подкаменщик на Вишере

Вишерский бычок подкаменщик

Рядом с усыней как правило встречается ее ближайший сосед и вечный конку­рент в борьбе за добычу — бычок подкаменщик. В систематическом отношении эта мелкая придонная рыбка далека от гольца, но по своему образу жизни виды очень схожи. Бычок также безразличен к скорости течения, также малоподвижен, чувстви­телен к чистоте воды и содержанию кислорода. Полностью оправдывая свое назва­ние, подкаменщик обожает укрываться под речными камнями. Даже икру свою он откладывает на придонную поверхность речных валунов. Большеголового бычка местные жители прозвали широколобиком или попросту шириком. Крупная голо­ва и внушительный конечный рот позволяют этой рыбке разнообразить свое меню. Если голец — типичный бентофаг, обшаривающий поверхность камней своими чут­кими усиками в поисках мелких личинок, то бычок нередко хищничает, захватывая крупным ртом зазевавшуюся молодь гольянов и других рыб. Подкаменщик занесен в международную Красную книгу. Однако, скорее всего это произошло по недоразу­мению. Во всяком случае, в Пермской области он вполне обычен, а местами в чистых горных и лесных речках даже многочислен.

Европейский хариус на Вишере

Европейский хариус на Вишере

Самой известной вишерской рыбой, без которой невозможно представить сло­жившийся в массовом сознании образ этой реки, является хариус. В середине 90-х годов минувшего века известнейший российский специалист по хариусу — профессор Пермского университета, доктор биологических наук Е.А. Зиновьев, на основании экспертной оценки, определял общую численность этой рыбы на верхней Вишере в 400 — 450 тысяч половозрелых осо­бей. Результаты наших подводных уче­тов, выполненных в 2003 — 2005 г. в ре­ках заповедника показали гораздо более скромные цифры. Так в августе 2004 г. на всем протяжении р. Большая Мойва от­мечено немногим более 10 000 взрослых хариусов. На всем протяжении реки Ниолс — около 5 000 рыб. На Малой Мойве и Хальсории — по 1-1,5 сотни особей. В среднем и нижнем течении Лопьи — не­многим более 600. В Вишере, ниже устья р. Лыпья, на каждый километр речного русла в среднем приходилось около 0,5 тысячи рыб. На малых предгорных ре­ках прямые подводные учеты позволяют с высокой точностью определить общую численность половозрелых рыб. Обработка их результатов показала, что общее чис­ло половозрелых хариусов во всех реках заповедника летом 2004 г. было немногим более 80 000. Естественно, что количество молоди, так называемых «жиганов» — 1-2-леток массой от 50 до 100 гр., несколь­ко больше.

Известно, что верхневишерская нерестовая группировка хариуса одна из крупнейших в Европе. Долгое вре­мя по области активно циркулировала совершенно неверная, но в плане без­думной рекламы заповедной природы очень привлекательная, небылица о том, что вишерское стадо хариуса — са­мое крупное в Европе. Это конечно не так. Европейское первенство, в плане численности этой рыбы, безусловно принадлежит огромной Печоро-Илычской речной системе. Но все же нам — жителям Пермского края — пока есть чем похвастаться перед соседями. В Вишере и ее притоках обитает крупнейшая по численности нерестовая группировка хариуса в… бассейне Волги.

Молодые хариуски в реке Вишере

Парочка молодых хариузков

Это тоже звучит довольно внушительно. Правда, далеко не так красиво, как «крупнейшая в Европе!», но все же… А вот много это или мало? Это, смотря с чем сравнивать. Для внесения предельной ясности попробуем посчитать. Половозрелым вишерский хариус становится к трем годам, по достижению массы 150 — 200 гр. Итак, 80 тысяч взрослых (от 150 грамм и выше) хариусов в заповедной Вишере — по одной рыбке на каждые сорок жителей Пермского края. На всю область явно маловато. А вот на уровне Красновишерского района уже побольше. Если выловить всех запо­ведных рыб, то каждый Вишерский житель, включая грудных детей, мог бы один раз в год поесть жареху из двух с половиной хариусов. Теперь попробуем пересчи­тать все запасы заповедной рыбы на 50 литровые фляги. Ведь именно такими объ­емами привыкли измерять свою добычу местные жители, которые напрямую зависят от рыбных ресурсов реки. На одну флягу в среднем приходится немногим более 250 половозрелых хариусов. Одна тысяча рыб — это 4 фляги. Всего 80 тысяч половозре­лых рыб. Таким образом, всего в заповедных реках летом 2004 г. «плавало» порядка 300 — 350 фляг взрослого хариуса. Если рассчитывать по полторы фляги рыбы в год на семью, то поголовный вылов заповедного хариуса может серьезно разнообразить стол 200 рыбацких семей. Таким образом, современные рыбные запасы заповедника даже при условии их тотального истребления едва-едва смогут обеспечить питанием население двух расположенных вблизи поселков. Это очень тревожная ситуация. Дело в том, что кормовой потенциал заповедной реки достаточен для поддержания гораздо более многочисленной группировки рыб.

В рамках проведения плановых исследований по оценке численности Вишерского хариуса мне пришлось пройти под водой не одну сотню километров. Откровенно говоря, увиденная картина часто была довольно безрадостной. Протяженные участ­ки речных русел, вполне подходящие для обитания рыб, оказывались пустыми. Это происходит потому, что подобно человеку, да и любому другому живому существу, хариус в первую очередь занимает лишь самые удобные подводные угодья.

Вишерский европейский хариус

Представьте себе, что из всего имеющегося в Прикамье жилого фонда, люди бу­дут занимать лишь фешенебельные четырех-пятикомнатные квартиры класса "Люкс" с роскошной мебелью, отделкой европейского качества и ваннами "Джакузи". Это воз­можно лишь при сохранении имеющихся ресурсов жилья и снижении численности на­селения Пермского края с трех миллионов до нескольких десятков тысяч человек.

Подобная картина наблюдалась в заповедных реках в 2003 — 2005 годах. Мири­ады личинок донных беспозвоночных, молодь гольяна, подкаменщика, гольца обес­печивают для хариуса мощную кормовую базу. Большие площади потенциальных нерестилищ, разнообразие водных био­топов, благоприятный кислородный ре­жим, быстрое течение, изобилие укры­тий, отсутствие конкурирующих видов создают для рыб хорошие условия, вос­производства, отстоя, нагула и зимов­ки. При этом кормовой и жилой фонд реки постоянно остается высоким, а вот имеющиеся запасы рыбы, к сожале­нию, часто ему не соответствуют. В итоге большая часть роскошного подводного стола остается недоеденной, а удобные речные «квартиры» не занятыми. Невы­сокая сравнительно с потенциальными ресурсами реки численность и связанное с этим отсутствие острой конкуренции «за место под солнцем» позволяет вишерскому хариусу пороскошествовать. Чаще всего летние группировки рыб занимают лишь наиболее привлекательные речные гостини­цы — своеобразные «подводные «Люксы» с суперобслуживанием».

Лишь однажды, в августе 2004 г., при проведении подводных учетов, мне удалось воочию убедиться, каков истинный «хариусовый потенциал» заповедных рек.

Обычно Большая Мойва не балует обилием рыбы. Нередки сезоны, когда про­живающие в ее верховьях заповедные инспектора — манси, ловят себе для пропита­ния по 1 — 3 рыбки в день.

Но то лето было удивительным. С Вишеры поднялась по настоящему значитель­ная масса мигрантов. Вот тогда-то появилась возможность увидеть, что многочис­ленные участки заповедного русла, которые традиционно считались совершенно бесперспективными, для рыб хотя и не роскошны, но вполне благоприятны. Оказа­лось, что при этой, необыкновенно высокой по сравнению с другими годами, летней численности стайки хариуса спокойно занимали ранее игнорируемые углубления речного русла, укрывались от бьющих «в лицо» струй за крупными валунами и, как ни в чем не бывало, нагуливались в водном потоке. Под водой было хорошо замет­но, как вполне упитанные рыбы то и дело резко отрывались ото дна, коротким брос­ком поднимались в водную толщу, хватали беззубыми ртами сносимую течением водную живность и вновь, интенсивно работая плавниками, спускались к придон­ным укрытиям. В это время наблюдателю на реке было по-настоящему интересно. Однообразная каменная подводная пустыня с редкими кучками хариусов в давно из­вестных местах их «люксовских» стоянок вдруг преобразилась. Река ожила. В любом углублении русла, каждой подходящей струйке, за отдельными крупными валунами стояли серебристые стайки. Традиционно пустыми были лишь явно непригодные для рыб протяженные мелководья. Всего на 10 километровом отрезке русла было учтено более 10 000 хариусов. Для Мойвы, ограниченные кормовые ресурсы и жилые уго­дья которой нельзя и близко сравнивать с вишерскими, это очень высокая плотность рыбного населения. Если бы подобная картина в 2004 году наблюдалась на всех под­ходящих участках верхне-вишерской речной системы, число половозрелых хариусов здесь вероятно превзошло бы 250 000 особей. Это уже близко к пределу экологи­ческого оптимума заповедных водоемов. Величина последнего вероятно составляет около 500 тысяч половозрелых рыб. Большее количество заповедной Вишере уже сложно прокормить. Если рыбное поголовье достигнет этого критического уровня, природа включит механизмы саморегуляции и быстро снизит численность хариуса до оптимальных значений.

Река Вишера с высоты птичьего полета

Вишера с высоты птичьего полета

Эх! Если бы в реках заповедника обитало 250 000 — 300 000 половозрелых хариу­сов! Тогда Вишерский заповедник полностью оправдывал бы высокое звание природного резер­вата этой рыбы. Излишки поголовья расселялись бы вниз по течению, способствуя росту рыбопродуктивности расположенных ниже участков. Какие перспективы это открыло бы для развития в вишерских поселках местного промысла, регулируемого экологического и рыболовного туризма! Пожалуй, что на Верхней и Средней Вишере могла бы повториться ситуация середины прошлого века. Конечно, ныне рассказы о былом хариусовом изобилии больше напоминают «преданья старины глубокой». А тогда, в середине 50 — х годов, рыболовецкие артели ежегодно добывали сотни цент­неров ценной, первосортной рыбы. Хариусы и таймени не исчезали со стола местных жителей. Да и жителям других районов Прикамья перепадало немало вишерского "живого серебра". При этом старожилы речных поселков в один голос утверждают, что в те славные времена, несмотря на интенсивный неводной промысел, крупная рыба не переводилась.

Мечты, мечты…. Вряд ли человеческая алчность и эгоизм позволит им когда-нибудь стать реальностью. Так что пора вернуться из мира ныне полулегендарных историй полувековой давности в довольно безрадостную современность. Сегодня в заповедных реках хариуса в 3 — 4 раза меньше, чем требуется для того, чтобы за­поведник выполнял одну из своих основных функций — природного резервата это­го вида в северном Прикамье. Вишерский едва-едва поддерживает на приемлемом уровне собственное поголовье хариуса, а уж об излишках рыбы и ее естественном расселении вообще приходится забыть.

Причин этого несколько, но основная одна — банальный браконьерский перелов. Проплывая над хариусовыми стайками, внимательный подводный учетчик на любом, даже самом удаленном, участке реки увидит десятки рыб с белесыми, поврежденными губами. Это следы рыболовных крючков. «Рваногубые» хариусы резко бросаются в гла­за. Местами кажется, что их едва ли не больше чем здоровых неповрежденных особей. Под водой очень четко заметны места наиболее интенсивной деятельности рыболов­ных браконьеров. Дело в том, что хариус — рыба консервативная. Его тяга к подводным путешествиям отнюдь не запредельна. Прибыв на удобную летнюю стоянку, рыба, как правило, держится здесь долго. Пребывание на этом месте 1 — 2 нарушителей заповед­ного режима очень сильно сказывается на внешнем облике стаи. Она быстро теряет десяток — другой лучших, наиболее крупных и активных представителей, перекоче­вывающих из родной стихии в ведра и фляги. А среди уцелевших особей появляются рыбы сильно «погрустневшие» от нанесенного крючком увечья. В летний период бра­коньерский лов хариуса — основная проблема охраны заповедной Вишеры.

Подводный учет европейского хариуса на Вишере

Подводный учет популяции хариуса

К осени нагулявшаяся рыба начинает перемещаться вниз по течению, концент­рируясь в крупных ямах. Часть хариуса зимует прямо на заповедной Вишере, однако большой процент рыб мигрирует ниже, задерживаясь на глубоких плесах и ямах за пределами охраняемой территории. С конца октября власть в речном царстве ме­няется. На смену хариусам и браконьерам приходит лед, густая подводная шуга и налим. Последний интенсивно идет на нерест с ноября по февраль. Пик налимьей миграции приходится на середину зимы. Уже в первой декаде января на Лыпьинском стационаре были отмечены особи, отметавшие икру. К марту, после нереста, эта рыба словно куда-то исчезает и уже ни в какую не идет в контрольные ловушки наблюдателей.

Но речная жизнь замирает ненадолго. Уже в конце первого весеннего месяца пе­резимовавшие хариузки активизируются под метровой толщей льда. Они начинают выходить на перекаты и активно хватать личинок и нимф веснянок, готовящихся к мас­совому весеннему вылету. После ледохода хариус, зимовавший в заповедных ямах, некоторое время остается на местах зимовки. Он ждет сигнала к началу массовой не­рестовой миграции. Ждать обычно приходится недолго. Первый скачок весеннего по­ловодья и серебристые завсегдатаи заповедных ям устремляются вверх по течению и в боковые вишерские притоки, к местам будущих нерестилищ. Этот первый майский ры­бий ход сравнительно небольшой, ведь остающихся на зиму в заповеднике производи­телей совсем немного. Основная масса летнего хариуса к тому времени еще не успевает подойти с нижних участков. Покидая зимовальные ямы, хариузки временно оставляют позади себя подводную пустыню. Нет, нет, это не следует понимать буквально! Мигриру­ющие рыбы отнюдь не пожирают на своем пути все живое. Просто в результате их ухода временно «обезрыбливаются» многокилометровые речные участки. Майская картина на заповедной Вишере примерно такова: зимовавший здесь хариус уже ушел в верховья, приходивший на нерест налим большей частью скатился вниз, летние хариусы и вандышевая рать еще не поднялись, а гольцы и подкаменщики куда-то попрятались. С этим своеобразным рыбьим вакуумом связана неудача первой попытки провести весенний подводный учет рыб.

Виктор Семенов в Вишерском заповеднике

Виктор Семенов, автор статьи,
осуществляет контрольную
съемку в Вишерском заповеднике

В первых числах июня 2004 г. появилась возможность залететь вертолетом на Хальсорию. Размечтавшись о красивом весеннем сплаве и многих десятках километрах уни­кальных подводных наблюдений, я готовился к выезду всерьез. Помимо традиционного набора подводного учетчика, взял еще и GPS для определения точных координат вре­менных хариусовых стоянок, и гидротермометр, памятуя о том, что мигранты очень чут­ко реагируют на малейшие изменения температуры водной среды. Исполненный самых смелых ожиданий, я попросил напарников скрупулезно фиксировать координаты всех пунктов наблюдений, замерять температуру воды и записывать эти данные. Каково же было наше удивление, когда совершенно пустым оказался почти пятидесятикиломет­ровый участок реки. Оказалось, что в разгар весеннего половодья на заповедной реке пустуют все без исключения летние хариусовые «Люксы». Лишь у самого Лыпьинского устья мы натолкнулись на робкие, малочисленные косячки первых летних мигрантов, стремящихся после нереста вверх по течению к районам нагула, и многокилометровая подводная пустыня немного ожила.

С последней трети минувшего века, когда таймень в верховьях Вишеры стал очень редкой одиночной рыбой, европейский хариус фактически занял верхушку экологичес­кой пирамиды реки. Это и неудивительно, ведь он может достигать очень крупных раз­меров и в зрелом возрасте является грозным хищником. В ихтиологической литературе указан предельный вес европейского хариуса — 2 кг, при максимальной длине около 60 см. Безусловно, эта цифра сильно занижена и скорее всего больше относится к во­доемам Центральной и Западной Европы. На восточном рубеже своего ареала, в уральских горных реках в прежние годы нередко отмечали и более крупных особей. Например, известный краевед И.Б. Попов, долгие годы работавший директором заповедника и на­чальником Мойвинской геологической партии, сообщал о поимке на Вишере в 60 -е годы минувшего века хариуса весом 3,6 килограмма, имевшего длину более 70 см. Местные жители до сих пор изредка отлавливают рыб массой до 2 — 2,5 кг. Наиболее крупный хариус, которого мне удалось увидеть своими глазами на Вишере, весил 2,2 кг при длине 61см. Однако, повторюсь, что ныне из-за перелова по настоящему крупный хариус на заповедных реках исключительно редок. По резуль­татам проведенных подводных учетов стало ясно, что численная доля 1-1,5 килограммовых особей состав­ляет менее 0,5%. Свыше 85% поголовья половозре­лых вишерских хариусов приходится на долю молодых рыб, весящих 200 — 300 г. Эта ненормальная ситуация постепенного «мельчания» популяции также прямое следствие браконьерского промысла.

О верхне-вишерском хариусе можно говорить бесконечно долго, ведь за 15 лет существования запо­ведника накоплено немало интереснейших сведений. Однако, для всестороннего рассказа об этой рыбе пот­ребуется создать специальный многотомный научный труд, а это уже выходит за рамки нашего повествова­ния.

Виктор Семенов,
научный сотрудник
Вишерского заповедника

11 июн, 2009

активный отдых, треккинг, Уральские горы, Урал, туризм

Сибирский хариус

Хариус Сибирский (Thymallus arcticus)

Сибирский хариус на Урале

Есть два основных вида хариуса — европейский хариус и сибирский. В этой статье мы хотим более подробно остановиться на свойствах и повадках именно сибирского хариуса. Визуально сибирского хариуса довольно легко отличить от европейского: он больше размером, у него крупнее рот, с ярко выраженными зубами (у европейского хариуса они очень нежные и больше напоминают зачатки зубов). По окрасу сибирский хариус, как правило, темнее. Обитает сибирский хариус в бассейнах рек Оби и Енисея, т.е. немного севернее и восточнее, чем европейский. Существуют два подвида сибирского хариуса в озере Байкал — черный и белый байкальские хариусы.

Периоды зрелости сибирского хариуса.

По периодам созревания сибирский хариус не особо отличается от европейского, т.к. он достигает половой зрелости также в 3-4 года. Единственное, стоит отметить некоторое более позднее созревание особей сибирского хариуса в мелких горных речках, где рацион рыб более скудный и не такая обширная кормовая база, как в крупных реках и озерах.

Питание сибирского хариуса

Сибирский хариус на Приполярном Урале и его ловля

Питается сибирский хариус в основном личинками ручейников (они составляют до 80% его рациона), личинками веснянок и рачками-бокоплавами и при случае разнообразит свое меню летающими насекомыми, упавшими в воду, и икрой бычков-подкаменщиков. При виде добычи хариус очень быстро и ловко хватает ее, не долго разбираясь в ее характере. Именно поэтому в желудке сибирского хариуса нередко можно встретить посторонние предметы. Кроме того, рыбаки, владеющие нахлыстом, очень часто наблюдают картину, когда хариус хватает муху, которая еще не упала на воду, т.е. прямо в воздухе. Совсем уж курьезный случай описывает Михаил Скопец в своей статье, когда хариусы выпрыгивали из воды и пытались схватить снежинки, падающие на воду.

Нерест сибирского хариуса

Нерестится сибирский хариус в конце весны — начале лета. В мае, еще подо льдом рыба начинает подниматься вверх по течению в верховья реки либо в притоки. Сибирский хариус любит для нереста небольшие реки или даже ручьи с песчано-галечным дном. Главным условием при выборе места нереста является чистота воды. Самка хариуса может метать икру не в одном, а в нескольких местах по линии берега. В среднем, самка сибирского хариуса мечет от 3-5 тысяч до 15-20 тысяч икринок за один нерест (в зависимости от возраста). Надо отметить, что нерестовые миграции сибирского хариуса довольно короткие и составляют от 10 до 40 км. Т.е. рыба далеко не уходит от своего основного места обитания.

Поведение и повадки хариуса.

Рыбалка на сибирского хариуса на Урале

Повадками сибирский хариус ничем не отличается от европейского. Добавим лишь, что в случае с сибирских хариусом сезон рыбалки на него немного смещен в сторону осени. Наиболее удачное время для рыбалки на хариуса — август, сентябрь и даже октябрь. Летом сибирский хариус любит быстрины (за камнями, корягами, в ямах перед выходом струи), а осенью и зимой стоит в ямах.

активный отдых, треккинг, Уральские горы, Урал, туризм

Европейский хариус

Хариус европейский (Thymallus thymallus)

Европейский хариус в реке Вишера

Рыбалка на Урале - это, прежде всего, рыбалка на хариуса. Поэтому, можно смело утверждать, что самой главной промысловой рыбой на Северном Урале является европейский хариус. Вообще, существует несколько видов хариуса: сибирский хариус, монгольский, байкальский и др. Собственно, по названию понятно, где обитает тот или иной вид хариуса. Европейский, соответственно, живет практически на территории всей Европы: есть эта рыба во Франции и Англии, Германии и Швейцарии, Дании и странах Бенилюкса, Финляндии. Обитает хариус в бассейнах Днестра, Дуная, Немана, Западного Буга. Ну и, конечно же, он обитает в реках Западной России вплоть до Уральского хребта.

Периоды зрелости европейского хариуса.

Половой зрелости европейский хариус достигает довольно рано (по сравнению с тем же сибирским хариусом): самки — в 2 года, самцы — в 3-4 года. Самцы заметно крупнее самок, выделяются наличием яркой окраски и более значительными размерами спинного плавника. Высокий спинной плавник у европейского хариуса — отнюдь не просто украшение рыбы. Специалисты и ученые считают, что во время нереста самец создает плавником мощные завихрения воды, отчего молоки не уносятся течением, и это увеличивает количество оплодотворенной икры.

Нерест европейского хариуса.
Хариус на Урале

Нерестится европейский хариус на речных перекатах с галечным или каменным дном. Происходит это обычно в апреле-мае, а в северных широтах и в июне, при прогреве воды до 8-10°С. В зависимости от возраста самки хариуса, ее плодовитость может варьироваться от 3-6 тысяч икринок до 30-35 тысяч икринок. Отсюда вывод: вылавливая крупных хариусов из водоема, вы наносите более ощутимый урон популяции, чем при поимке мелких экземпляров. После того, как самка европейского хариуса отнерестилась, икра падает на дно, где свою роль начинает играть самец: он присыпает икру песком. Спустя две-три недели из икры вылупляются маленькие хариусята.

Питание европейского хариуса.

Хариус является ярко выраженным хищником. В случае, если европейскому хариусу приходится обитать в малых речушках и ручьях, где довольно скудная кормовая база, он питается водными насекомыми и их личинками, воздушными насекомыми, падающими в воду, реже — мальками рыб. Если в реке обитают ручейники, то они могут составлять до 80% пищевого рациона рыбы. В рационе европейского хариуса могут встречаться и мелкие млекопитающие: землеройки и мыши, упавшие в реку или переплывающие во время миграций ручьи и реки. Так что ловля «на мыша» — это не обязательно рыбалка только на тайменя, но возможна и на хариуса.

Размеры европейского хариуса.
Фотография европейского хариуса на Северном Урале

Растет европейский хариус в быстротекущих реках, со скудной кормовой базой, очень медленно: лишь к пяти годам своей жизни он достигает массы 200 г! При хорошем рационе, некоторые особи хариуса могут достигать веса до 0,5 кг в том же возрасте. Длина тела хариуса в североуральских реках нередко достигает 50 см. Автор статьи общался с рыбаками, которые утверждали, что ловили на Приполярном Урале хариусов метровой длины!

Поведение и повадки хариуса.

Хариус обитает в быстротекущих реках и ручьях. Наличие проточной воды, богатой кислородом  и с быстрым течением — это одно из главных условий для жизни европейского хариуса. Основные места обитания — участки с перекатами и ямами. В озерах европейский хариус практически не встречается. Европейский хариус — рыба-одиночка, при чем с самого рождения. Лишь изредка он может сбиваться в небольшие стайки численностью 7-10 рыбок, да и то, в основном, на перекатах. Но есть и исключение из этого правила. На Вишере на самих перекатах во время жора стаи хариуса насчитывают сотни рыб!
Хариус славится своей осторожностью в выборе добычи, считается сумеречной рыбой, которая любит охотиться ранним утром и вечером. Наиболее предпочтительным для рыбалки на хариуса считается время вечерней кормежки, когда комары и другие насекомые опускаются к воде и рыба начинает «плавиться». В пасмурные дни может питаться целый день, но важно, чтобы не было дождей, и вода в реке оставалась прозрачной. Хариус — очень сильный и даже дерзкий хищник, который безошибочно и молниеносно подхватывает упавших на воду насекомых. Иногда можно даже наблюдать, как хариус в азарте гонится за пчелой или мухой и выпрыгивает из воды на полметра и более!

активный отдых, треккинг, Уральские горы, Урал, туризм

Манарага – самая красивая вершина Приполярного Урала

Гора Манарага на Приполярном Урале

До сих пор не утихают споры о том, какая же гора Урала самая высокая — Народная или Манарага. Применяются разные суперсовременные методы определения высоты, сталкиваются лбами теоретики-ученые, споря о методологии измерения высоты гор. Но все это не имеет никакого отношения к самим вершинам. Вот уже сотни тысяч лет обе эти красавицы — Народная и Манарага — стоят и украшают собой суровый уральский ландшафт и манят к себе всех, кто любит активный отдых. Вот уже не один десяток лет одним из главных символов Приполярного Урала стала гора Манарага (высота 1660 метров). И надо сказать, совсем не случайно. Это самая красивая гора Урала. Глядя на нее не верится, что это сделано силами природы, так и подмывает придумать какую-нибудь фантастическую теорию или легенду о сказочном или сверхъестественном происхождении Манараги.

Приполярный Урал — гора Манарага

С югорского Манарага переводится как «медвежья лапа». И действительно, гора очень напоминает поднятую вверх медвежью лапу. А еще она напоминает крепостную стену с башнями — очень уж ровно расположены вершины ее пяти пиков. Манарагу не спутаешь ни с одной другой вершиной не то, что Урала, а даже всего мира. Она имеет свое неповторимое обаяние и колдовскую притягательность. Каждый, кто хоть раз побывал здесь, обязательно хочет вернуться на Манарагу. Вот как описывает свою встречу с Медвежьей лапой Николай Рундквист, автор знаменитой книги «Сто дней на Урале»: «Манарага — царица гор. Её причудливо зубчатый гребень воплощает в себе красоту Уральских гор. Пожалуй, на Урале больше нигде нет такой длинной стены отвесных сторожевых башен. До 1927 года, пока А.Н. Алешков не определил Народную высшей вершиной Урала, главной горой в этих краях считалась Манарага. Хотя она на 200 м ниже Народной, царственная обособленность ее положения создает впечатление величественности». 

Гора Манарага

Манарага давно стала брендованной горой для туристов, т.е. каждый более-менее опытный и уважающий себя турист считает обязательным иметь в активе покорение Манараги. Поход на Манарагу, как и всякий горный треккинг, требует хорошей физической подготовки и туристического опыта. Для людей неподготовленных лучшим вариантом будет вертолетная заброска. Обязательно надо учитывать, что гора находится на территории парка Югыд Ва, что требует соответствующего оформления документов и соблюдения правил. Кроме того, путь до Манараги проходит мимо Печоро-Илычского заповедника, куда вход посторонним запрещен. Кстати, рядом с Манарагой стоит не менее высокая г. Колокольня и самая высокая точка Урала — г. Народная. Если соберетесь посетить Манарагу, то не забывайте и про эти горы Приполярного Урала. 

Пеший поход с посещением горы Манараги и горы Народная

активный отдых, треккинг, Уральские горы, Урал, туризм

Видео: вид на Уральские горы с Чувала

Уральские горы — одни из самых древних на Земле. Может быть, поэтому они имеют такую мощную энергетику, которая не оставляет равнодушными никого из тех, кто там побывал. В этом посте я предоставляю вниманию любителей активного отдыха небольшой ролик с панорамным видео Уральских гор. Снят он был в мае 2007 года на вершине хребта Чувал. С погодой нам тогда повезло сказочно, в чем Вы убедитесь сами, воочию.


активный отдых, треккинг, Уральские горы, Урал, туризм

Видео: экстрим-чемпионат по водным видам спорта на Акчиме

Ежегодно на реке Акчим (Красновишерский район) проходит чемпионат Пермского края по спортивно-водному туризму на средствах сплава. Время проведения чемпионата — последняя декада мая. Именно в это время на Акчиме половодье, что дает спортсменам возможность в полной мере испытать бурный характер горной реки. Основными средствами сплава являются катамараны — двойки, четверки и шестерки. В 2008 году встречались и каяки. Предлагаем вашему вниманию два видеоролика с прохождением спортсменами на катамаранах одного из участков трассы. Приносим свои извинения за качество видеороликов — съемка проводилась фотокамерой. А здесь лежат фотографии с чемпионата "Акчим 2008".

На первом ролике катамаран-четверка:


На втором видеоролике спортсмены на катамаране двойке проходят тот же участок:


 

Предыдущие 10

активный отдых, треккинг, Уральские горы, Урал, туризм

Март 2010

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Трансляция

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com